Метод Gimara

  1. Введение
  2. Язык и уровни владения языком
  3. Модель «Языковая спираль», как способ способ   изучения языка
  4. Целевое обучение
  5. Коммуникация, как основа метода онлайн обучения
    Ссылки

Gimara Oy – финская компания, специализирующаяся на онлайн обучении языкам, была основана нами, двумя педагогами из Финляндии Марьей Ахола и Райсой Хайкала. Мы имеет большой опыт преподавания финского как второго языка. Наша встреча произошла в тот момент, когда мы обе были вовлечены в проект, который был настолько новаторским по своей сути, что в его реализацию мало кто верил. Нам посчастливилось быть в числе тех, перед кем стояла задача создать онлайн курсы по обучению финскому языку для иммигрантов под патронажем Министерством труда Финляндии. Эта идея была спланирована и реализована компанией Arffman, где мы на тот момент работали преподавателями. Занятия на курсах первоначально проводились в Лапландии, территории на севере страны, где, как известно города и деревни находятся на большом расстоянии друг от друга. Поэтому для большинства студентов онлайн обучение стало единственным возможным способом изучения финского языка. У Марьи был достаточно большой опыт по созданию и разработке разнличных обучающих программ в Интернете, а Райсу отличал настойчивый, целеустремленный, пуританский подход в деле преподавания языков. Мы обе считали и считаем, что коммуникация – краеугольный камень, который лежит в основе успешного обучения языкам. Это было именно то, что мы, как педагоги ставили во главу угла, поэтому мы постарались создать и предложить студентам такой метод обучения, который послужил бы им отличным мотиватором включить компьютер в 8 утра и продолжить учебу в течение семи часов, которые были установлены правительственными органами для таких курсов. И вскоре обнаружилось, при условии, что онлайн обучение спланировано правильным образом, а именно: интерактивно, целенаправленно и вы имеете опыт очного, лицом к лицу общения в Интернете, этот метод может оказаться более эффективным, чем традиционное обучение в классе.

Благодаря периоду преподавания на курсах в Лапландии, мы заметно выросли как педагоги в профессиональном плане. Мы работали буквально днем ​​и ночью, так как когда заканчивалось наше рабочее время, мы не останавливались, а продолжали свои педагогические поиски: разрабатывали новые подходы и методы, совершенствовали свои навыки в онлайн обучении. Преподавание посредством Интернета – вещь достаточно радикальная. Если вы проводите урок в классе, то вы, как учитель, можете допустить какие-то мелкие ошибки и имеете возможность сразу же их исправить. При личном общении вы легко будете прощены за какие-то маленькие огрехи, тогда как при онлайн обучении вы должны постоянно поддерживать интерес учащихся, так как это достаточно суровая среда, которая требует от учителя большей терпимости и творческого подхода. Выключить компьютер или сказать, что у вас проблемы с Интернетом гораздо легче, чем взять и выйти из класса. К счастью, мы смогли создать среду, благодаря которой мы не сталкивались с такой проблемой, как отсутствие у нас учеников, а количество тех, кто по какой-то причине переставал посещать наши уроки был фактически нулевым.

Каждый новый учитель, который хочет преподавать онлайн должен учиться этому и выстраивать свою собственную методику, свой собственный путь преподавания, и мы, как компания, которая имеет такой опыт, хотели бы обратить внимание и предупредить наших сотрудников о некоторых серьезных ошибках и лишний раз убедиться в том, что обучение, которое мы предлагаем соответствует самым высоким стандартам. Теперь непосредственно о методе обучения языкам от компании Gimara. Хочу заметить, что частично наш метод может быть приемлем и для преподавания других дисциплин. В начале я хочу еще раз подчеркнуть одну из наиболее важных вещей, а именно: все, что мы используем в ходе онлайн обучения – это всего лишь инструменты. Что-то работает лучше, эффективнее, что-то – чуть хуже, но это все – только инструменты. Инструменты не обучают сами по себе. Обучают учителя, а помогают им в этом – сами студенты.

Метод Gimara основан на идее диалогической теории языка философа М.М. Бахтина, согласно которой, язык имеет диалогическую сущность и существует как акт коммуникации, как ответное реагирование на высказывание в рамках контекста, связанного с определенными фактическим событиям, которые также можно назвать языком. (Bakhtin, 1981, 1986). Аналогичные образом лингвисты финского университета в г. Ювяскюла под руководством Ханнеле Дуфва (2011: 110) отметили в своей научной работе, что использование языка характеризуется вариациями (в зависимости от ситуации) и изменениями (во временном промежутке) на уровне общества, поэтому мы придерживаемся того же мнения, что при изучении языка всегда возникает ситуация многоязычия, при которой появляется множественная вариативность употребления языка. Язык – это не только то, чем мы, носители языка или преподаватели владеем и не только то, чему хотели бы от нас научиться те, кто изучает второй иностранный язык. Язык находится где-то между – это общий ресурс (Dufva, 2013: 9-10; 2014: 21 и 23).

Язык является основой, «альфой и омегой» преподавания, существенным и решающим фактором в качестве отправной точки. Все учебные материалы должны быть четко структурированы согласно следуемой методике преподавания, и традиционные разделы языкознания, такие как: грамматика, лексика, семантика, структура предложения должны изучаться в соответствии с конкретной ситуацией и рассматриваться в определенном контексте, в котором используется язык. Цели обучения делятся на долгосрочные и краткосрочные. Например, если при хорошем знании языка (долгосрочная цель) вы можете давать положительные отзывы или высказывать претензии к тому, что вас не устраивает на уровне заявлений или рекламаций, то на базовом уровне (краткосрочная цель) с помощью этих языковых навыках вы можете высказать слова признательности ли выразить свое недовольство в ресторане, отеле, больнице, библиотеке или своему учителю. Лексический запас слов и структура построения предложения, которые необходимы в этих ситуациях, изучаются нами на протяжении нескольких занятий. Когда при изучении финского языка в случаях в выражения наших взаимоотношений с представительными органами мы используем глагол «tyytyväinen + mihin? (быть довольным+ чем?)», мы узнаем о чем-то, что было сделано или предпринято этими структурами в каком-то конкретном моменте, в соответствии с определенным контекстом, жанром и ситуацией и выражаем наше отношение к этому. Благодаря такому подходу мы повторяем и закрепляем лексику и грамматику в разных ситуациях, что позволяет учащимся более глубокое понимание правильности использования определенных языковых форм. Первоначально мы не даем студенту никаких правил (например, как образовать партитив – частный падеж в финском языке), но тем не менее мы призываем учащихся анализировать образование языковых форм самостоятельно, когда это необходимо. Эта часть обучающего процесса, особенно среди изучающих финский язык в качестве второго языка, не всегда бывает востребована. Многие студенты предпочитают использовать другой, более естественный метод изучения языка: повторение и коммуникацию. Та как большинству из них никогда в жизни не пригодится глубокий анализ языка, поэтому их метод изучения похож на подход маленьких детей, которые учатся говорить, не вникая в тонкости языка, его правила и особенности. Дети- билингвы легко переходят с одного языка на другой в зависимости от того, с кем они разговаривают. При этом они не переводят с одного языка на другой в голове, прежде чем сказать фразу, они думают и говорят на нескольких языках одновременно.  Конечно, анализ языка важен для некоторых из нас, но это не должно быть бременем и обязанностью для всех.

Метод Gimara состоит из трех важнейших ключевых элементов:

  1. Изучение языка является непрерывным спиралеобразным процессом, основанным на ситуативности, коммуникативности и языке как едином ресурсе для организации, обработки и передачи информации.
  2. Студенты должны чувствовать прогресс в обучении и брать на себя ответственность за его результаты. Студенты получают в процессе обучения конкретные языковые навыки, как и модели ситуаций, в которых они должны уметь применять эти навыки.
  3. В основе обучения лежит принцип коммуникации.

Модель «Языковая спираль», как способ изучения языка.

Существует традиционный способ обучения языку – записаться на очный языковой курс, который проводится в определенное время и определенный день недели, в течение конкретного периода времени, чаще всего в осенью или весной. Это такая классическая схема, при которой центры, предлагающие услуги по изучению иностранных языков стремятся максимально укомплектовать учениками каждый курс, что делает экономически целесообразным этот род деятельности. Нашим намерением было предложить нечто совершенно иное. Во-первых, мы хотели дать возможность обучения тем студентам, кто не может посещать занятия на регулярной основе, не имеет фиксированного распорядка дня, но при этом хочет продолжать изучать язык и совершенствовать свои языковые навыки. Во-вторых, наш метод допускает непродолжительное отсутствие на занятиях, при этом студенты чувствуют свой прогресс, даже если они пропускают некоторые уроки. Это требует от нас совершенно нового подхода к изучению языка. В-третьих, мы заметили, что процесс обучения языку идет гораздо успешнее, когда студенты делают это сообща.  Довольно редко человек способен овладеть иностранным языком в одиночку, просматривая видео или читая тексты. К сожалению, многие онлайн курсы строились на основе ошибочного мнения, что если обучение происходит онлайн, то оно свободно от обстоятельств, например, нет привязки ко времени и, следовательно, обучающийся при этом становится независимым от педагога и условий обучения.

Согласно нашему убеждению язык не следует изучать линейным способом, то есть последовательно проходить первй, второй и третий курсы или уровни, а если у вас случился перерыв в учебе, снова возвращаться к на третью ступень.  Можно добиться успеха используя несколько другой подход. Когда вы начинаете готовиться к экзамену по языку, вы обращаетесь к учебникам и доверяете их авторам, так как убеждены, что они наверняка знают, что лучше всего подходит для вашего обучения. Конечно мы согласны, что это то, для чего нужны учителя: они должны предложить студентам правильную методику обучения. Если у нас не будет традиционных курсов, как мы сможем распознать потребности студентов и сделать их успехи в изучении языка ощутимыми для самих студентов? Как мы сможем отследить, что они уже изучили, а что еще нет?

Традиционный подход к обучению состоит в том, что курс, на котором преподается определенный уровень языка предполагает изучение соответствующей грамматики, освоение и закрепление которой является самым простым способом справиться со сложным языком, разделив его на грамматические блоки. Например, во течение второго курса ученики изучают прошедшее время, и поэтому на третьем курсе учитель уже знает, что студенты изучили эту грамматическую категорию и ему не нужно учить ее снова. Каждый учитель знает, что изучение прошедшего времени глаголов совершенно отличается от того, как ученики используют прошедшее время в предложениях и разговорной речи. Есть кто-то, кто способен сразу начать употреблять прошедшее время глаголов правильно и в верном контексте? Должен ли студент в этом случае снова пройти на второй курс для закрепления прошедшего времени глаголов, хотя большинство других пройденных тем курса уже им успешно освоено?

Важнейшей задачей педагога является распознавание зоны ближайшего развития (ЗБР) учащегося. ЗБР – теоретический конструкт, который был введен русским психологом Львом Выготским и сегодня широко используется в современной лингвистике. Очень яркий иллюстрацию этого процесса дает Джеймс Лантольф (2011: 305-306) приводя в пример ребенка, который учится ходить или сидеть с помощью взрослого, но не сможет еще делать это самостоятельно. По мнению Лантольфа, нет смысла побуждать младенца делать что-то, к чему он еще не способен самостоятельно, так как эти навыки отсутствуют в его зоне ближайшего развития. Учитель должен быть очень чутким, чтобы знать, какие навыки можно адаптировать в каждой учебной ситуации. Для того, чтобы распознать ЗБР, педагог должен быть знаком с Общеевропейскими компетенциями владения иностранным языком (CEFR). Чтобы иметь четкое представление о тех навыках, которые можно адаптировать на каждом уровне, учителям необходимо следовать означенным рекомендациям и особенно соблюдать различия между A2 и B1, B2 и C1 уровнями владения языком. Естественно проще двигаться в рамках одного уровня A1-A2 или B1-B2 и C1-C2, чем между уровнями A-B и B-C. Тем не менее, этот движение от элементарного до среднего уровня и от среднего до продвинутого осуществляется путем правильной подготовки ученика, своевременного поощрения его успехов и конструктивной коммуникации, направленной на оказание ему помощи в достижении следующего уровня. Эти структура предполагает, что учитель направит ученика на следующий уровень с точным представлением о том, что и как ему предстоит изучать, таким образом подготовив его к следующему этапу его обучения.

Когда в наш языковой тренажерный зал Gimara приходили гимназисты с картой ежемесячного посещения, они начинали с того, что проходили коммуникативный тест, проверяющий уровень языка в разных видах речевой деятельности. Эти тесты разработаны нашей компанией, но они соответствуют структуре финского национального сертификата на знание языка. Это означает, что ученики проходят разговорное тестирование, аудирование текста, чтение и письмо. После получения результатов мы присваиваем каждому студенту определенный цвет, который указывает на то, языком на каком уровне он владеет. Уровни бывают светло-зеленые и темно-зеленые (базовый уровень), светло-синие и темно-синие (средний уровень) и светло-красные и темно-красные (продвинутый уровень). Мы определяем уровень и присваиваем цвет, соответствующий этому уровню, но также мы рекомендуем студенту брать уроки на уровне, немного превышающем тот, который он уже имеет. То есть если у вас светло-зеленый уровень, то мы рекомендуем вам учиться на темно-зеленом. А если темно-зеленый – то на светло-синем. Брать уровень выше уже имеющегося.

На уроках разного уровня изучаются одни и те же темы, таким образом студент получает возможность пробовать разные языковые уровни и находить пробелы в своих знаниях. На каждом уровне у нас смоделированы различные языковые ситуации и подобраны варианты языковых функций, применимых к этим ситуациям. Примеры этих функций приведены в следующих таблицах.

Theme: Work     Тема: Работа

Basic level    Элементарный уровень

I can agree about meeting time.    Я могу договориться о времени встречи.

Intermediate level      Средний уровень

I can agree, cancel and postpone a meeting time. Я могу договориться о времени встречи, отменить или отложить ее.

Advanced level    Продвинутый уровень

I can agree, cancel and postpone a meeting time. Я могу договориться о времени встречи, отменить или отложить ее.

I can tell where I work, what is my profession and what is my normal day like.   Я могу рассказать, где я работаю, какая у меня профессия и каков мой обычный день.

 

I can tell what I do for living and discuss and compare different professions and working places.  Я могу рассказать, где я работаю, обсудить и сравнить различные профессии и места работы.

 

I can tell accurately and detailed way about my work, I can describe, discuss and compare different working places and express my opinion about working culture in a certain company or country. Я могу точно и подробно рассказать о своей работе, могу описать, обсудить и сравнить различные места работы и высказать свое мнение об организации труда в определенной компании или стране.

 

Theme: Home and living    Тема: Дом и условия жизни

 

I can tell where I live and what kind of apartment I have. Я могу рассказать где я живу и какая у меня квартира.

I can describe my living area and compare different areas. Я могу описать где я живу и сравнить разные места проживания.

I can express my opinion about different living areas, their pros and cons and how they suit different groups of people.  Я могу высказать свое мнение о разных местах проживания, их плюсах и минусах и о том, как они подходят разным группам людей.

 

I can ask for help and explain in very simple way what is a problem at my home.  Я могу попросить о помощи и объяснить простыми словами, какая у меня проблема в доме.

 

I can ask for help and explain what is the problem at my home, when I noticed it / what happened and what it causes. Я могу попросить о помощи и объяснить, какая у меня проблема дома, когда я это заметил, что конкретно случилось и в чем заключается причина проблемы.

 

I can ask for help for problems at home, explain the problem in a detailed manner, I can tell when I noticed it / what happened and what it causes. Я могу попросить о помощи в домашних условиях, подробно объяснить проблему, я могу рассказать, когда я заметил это, что именно случилось и что является причиной проблемы.

Все эти функции базируются на Общеевропейских компетенциях владения иностранным языком, однако полные схемы являются конфиденциальной деловой информацией. При рассматривании языковых функций учитывается где происходит изучение языку, например, на территории, где изучаемый язык является родным (обучение финскому языку происходит в Финляндии) или студенты изучают язык как иностранный, не проживая на территории распространения этого языка. Цели изучения языка также могут различаться в зависимости от того, проживаете ли вы в языковой среде, изучаете язык для путешествий или хотите сдать экзамен, например, IELTS (английский язык) или YKI (Национальный сертификат владения финским языком).

При планировании теста мы также записали цели исследований в виде контрольного списка. Следующая таблица дает представление об языковых функциях согласно Национальному сертификату владения финским языком на трех уровнях.

Basic level, Speaking    Элементарный уровень, разговорный

Intermediate level, Speaking   Средний уровень, разговорный

Advanced level, Speaking    Продвинутый уровень, разговорный

I understand the target of the interview.  Я понимаю цель интервью.

 

I understand the target of the language studio exam. Я понимаю цель языкового экзамена в студии.

 

I understand the target of the language studio exam and the interview. Я понимаю цели языкового экзамена в студии и собеседования.

I understand the task type “telling” and I know that the questions are meant to help me and I don’t need to answer them systematically. Я понимаю суть задания «разговорная речь» и знаю, что вопросы призваны помочь мне и мне можно не отвечать на них последовательно.

 

I understand the task type “telling” and I know that the questions are meant to help me and I don’t need to answer them systematically. I am able to plan and perform a full answer within a time given to me. Я понимаю суть задания «разговорная речь» и знаю, что вопросы призваны помочь мне и мне можно не отвечать на них последовательно. Я могу подготовить полный ответ и ответить в рамках отведенного времени.

 

I understand the task type “telling” and I understand that I need to take my description and level of abstractness to advanced level. I am able to plan and perform a full answer within a time given to me.

Я понимаю суть задания «разговорная речь» и осознаю, что мне нужно подготовить свой ответ таким образом, чтобы он отвечал в полной мере продвинутому уровню владения языком. Я могу подготовить полный ответ и ответить в рамках отведенного времени.

Все эти функции базируются на методах, применяемых при тестировании, но полные схемы являются конфиденциальной деловой информацией (Из-за ограничений, наложенных экспертами по тестированию и специалистами, проводившими тесты YKI на получение Национального сертификата владения языком мы не проводим курсы по подготовке к прохождению этого экзамена и удалили все доступные в Интернете материалы, которые помогали получить представление о методах тестирования и типах задач. К сожалению, это никак не повлияло на текущую ситуацию, так как большинство финансируемых государством интеграционных курсов преподают методики, используемые при прохождении теста YKI, как один из элементов обучения, а также факт, что любой, кто проходил тест и осуществлял контроль за его прохождением или имеет о нем общее представление, может провести аналогичную работу).

Предлагаемые нами ситуации (коммуникативная функция) смоделированы таким образом, чтобы происходило двустороннее общение, и наш студент мог оценить самостоятельно насколько достаточно он обладает знанием по той теме, изучению которой посвящен вебинар или конкретные задания. Спиралевидный способ обучения предполагает обучение языку для достижения краткосрочных целей в течение одного уровня, тогда как знания, соответствующие долгосрочным целям, находятся уже переходном уровне. Каждый уровень разделен на темы, которые подробно изучаются. Темы составляются исходя из рекомендаций Общеевропейских компетенциях владения иностранным языком, например, тема «Свободное время» – является основной, но внутри существуют подразделы, такие как «Театр», «Кино», «Литература», «Танцы», «Спорт», «Друзья», «Бар» и.д. Конечно темы не имеют жестких рамок. Так, вопросы о спорте и театре можно также обсудить в теме «Здоровье и хорошее самочувствие», но уже немного под другим углом и возможно менее подробно. Например, если хочу рассказать о том, как я поддерживаю свою физическую форму я могу сказать, что играю в теннис, потому что это хороший вид спорта, который помогает мне чувствовать себя хорошо после тренировки. Мне не нужно объяснять в теме «Здоровье и хорошее самочувствие» сколько стоит занятие теннисом, какое оборудование я использую для этого и т. д. Об этом я могу рассказать в теме «Свободное время».

Так как темы, которые мы изучаем, смоделированны из нашей повседневной жизни и поэтому имеют множество пересечений, это дает возможность ученику многократно повторять материал, тем самым закрепляя и углубляя свои знания по каждому предмету.

Педагогам же это дает свободу двигаться вперед, прежде чем ученик сможет освоить все возможные варианты коммуникаций по данной теме, даже если они пока отсутствуют в зоне его ближайшего развития (ЗБР).

Целевое обучение

Постановку цели во главу угла обучающего процесса нельзя отнести к новаторству в педагогике. Большинство учебных программ в университетах строят свои программы в соответствии с означенными целями, таким же образом работают и курсы по изучению языков. Однако в большинстве случаев речь идет о долгосрочных целях, достижение которых соответствует овладению определенным уровнем языка, которого вы достигли в течение процесса обучения. Если же обучение рассматривать как спиралевидный процесс, то как мы сможем узнать, какие навыки ученики способны начать применять в течение определенного периода времен, и если мы уберем временную зависимость, как мы сможем сделать результаты учащихся заметными? Ключ к успеху в достижении долгосрочных целей, даже если мы иногда пропускаем занятия, заключается в том, что на каждом уроке, на каждом вебинаре ставится и решается краткосрочная цель. На практике это выражается в том, что, например, на сегодняшнем вебинаре студенты рассуждают на тему, как правильно утилизировать бытовые отходы, а на следующей неделе они будут высказывать свое мнение о здоровом питании. И в определенный момент, станет понятно, что ситуаций, изученных в качестве краткосрочных целей такое количество, что студенты уже способны справляются с долгосрочной целью и размышлять самостоятельно на заданные темы.

В будущем мы хотели бы иметь автоматизированное портфолио для каждого учащегося, что позволило бы дать визуальное представление о пути, который проходит студент в процессе своего обучения. Автоматизированный процесс может оказаться незаменимым помощником в отслеживании прогресса обучающегося и также позволит проводить непрерывную оценку его знаний. Наше видение будущего подтверждает, как следует учить язык, чтобы использовать его реальной жизни. Если наши социальные сети рекламируют то, что мы только что обсуждали, то, что является предметом нашей сегодняшней жизни, почему бы в обучении языкам не расставить некие маркеры, основанные на нашей реальной жизни? Такой метод обучения сразу станет востребован у студентов. Это может деликатно помочь им начать говорить на иностранном языке и даст им уверенность при использовании своих навыков в реальном мире.

Тем не менее, большинство людей имеют определенное, сложившееся понимание того, как следует изучать язык, и некоторые из них приходя на наши курсы говорят: «Я хочу изучать грамматику или я хочу изучать лексику». Но для нашего удовольствия, я могу отметить, что у нас было несколько студентов, изучающих финский язык, которые побывав на других языковых курсах и разочаровавшись там в методике преподавания языка, приходили к нам и говорили: «Я хочу прежде всего научиться пользоваться языком». Они говорили, что могут просклонять слова в партитиве (падеж в финском языке), но, когда мы спрашивали их, где и как следует использовать эту языковую форму, они не могли дать правильного ответа. 

Наибольшей критике наша методика подвергается за то, что мы, якобы, не преподаем грамматику, что совершенно не соответствует действительности. Единственное правильное решение в данном случае – делать это более визуальным. Иногда даже с помощью метаязыка, который мы стараемся использовать только в самых крайних случаях. Исходя из нашей концепции, язык никогда не следует изучать вне контекста. Конечно это возможно, но это сложнее и менее эффективно. Прежде всего, мы должны сделать язык полезным для ученика, чтобы в случае если у вас дома случилась поломка, вы должны быть способны позвонить, рассказать о вашей проблеме и попросить помощи, а не только рассказать о том, что вы делали прошлым летом в отпуске заученными фразами.

Коммуникация, как основа метода онлайн обучения

Результаты обучения стоит рассматривать с точки зрения процесса (или процедурных знаний), а не с точки зрения знания языка. Таким образом, процесс обучения должен в первую очередь подразумевать изучение языка с помощью новейших методик и в новых контекстах, а не просто пополнять мозг словарным запасом, как предполагает монологический подход, предполагающий умение логически связно и последовательно излагать свои мысли. Можно также отметить, что, делая это, мы имеем в ввиду не только способность говорить на языке, но также восприятие, осмысление и понимание – важные части процесса обучения, являющиеся основополагающими по своей сути. В то же время можно утверждать, что представление об обучении как о способности разговаривать вступает в противоречие с моноязычной позицией. Делая акцент на привычном использовании в определенном контексте, происходит смещение акцента с «языков» в монологическом смысле и тем самым стирается граница между «родным языком» и другими языками (Dufva et al. 2011: 117).

Если взять за основу то, что в основе идеи познания любого языка лежит утверждение, что языковые средства должны быть едиными для всех языков, становится ясным, что все обучение должно осуществляться в максимально интерактивном режиме. В конструктивизме, одном из направлений лингвистике, считается, что ученик никогда не является a tabula rasa, чистым листом бумаги, и что разные ученики получают отличный от других набор знаний за одну и ту же учебную сессию, поскольку они строят свою собственную историю обучения на основе тех знаний и навыков, которыми они уже владели к моменту начала обучения. При конструктивном подходе все еще считается, что знания и навыки являются чем-то, что ученику дает учитель, хотя такое толкование находится всего в шаге от бихевиоризма, объясняющего рефлекторную природу поведения человека, реакцией на определенные внешние стимулы.  Появление подхода к изучению языка, как к некоему социокультурному акту – является большим прогрессом и шагом вперед, и мы выражаем надежду, что социокогнитивный подход в языкознании может кардинально изменить ситуацию в педагогике. Согласно нашим ощущениям, процесс обучения находится где-то посередине, это определенно нечто большее, чем тот язык, которым я владею и знаниями о котором я делюсь со студентами, а студенты выбирают что-то из предложенного и адаптируют это в своей жизни. Это то, что ученик и учитель в процессе обучения создают вместе.

В ходе нашей работы по созданию онлайн программы по преподаванию языка для интеграционного курса для тех, кто живет в отдаленных районах Финляндии, мы очень быстро обнаружили, что обучение в онлайн режиме способствует предоставлению студентам возможности высказывать свое мнение, а также побуждает нас к совместному творчеству. Мы учимся и совершенствуемся вместе, не мы для них, а мы – вместе. Для качественного обучения онлайн взаимодействие и коммуникация становятся неизбежными. Интерактивная среда обучения создает свой собственный характер для изучения языка, и мы утверждаем, что коммуникативное обучение в реальном времени показывает более высокие результаты, чем классическое очное обучение. На сегодняшний день мы не располагаем статистическими данными или исследованиями по этому вопросу, но, надеюсь, когда-нибудь мы сможем подкрепить свои убеждения твердыми цифрами. Тем не менее, онлайн доступ – это просто инструмент. Коммуникация – вот основа всех основ, основа образовательного процесса и не важно, как он происходит – онлайн или очно.

Конечно, при обучении онлайн учащийся общается с учителем и коллегами по-разному. Если инструмент, при помощи которого происходит обучение является вебинар, мы используем наш голос, изображение и письменный текст. Если в качестве учебного механизма используется Skype, мы используем для общения письменный текст, речь, видео и изображение. Вебинар – достаточно эффективный инструмент, особенно для тех, кто учится чтению, поскольку ученик получает текст в двух вариантах – письменном и устном. В ходе наших занятий мы пишем в чате почти все, что проговариваем вслух. Чат также является очень удобным способом исправлять ошибки учеников во время их разговора, так как для этого учителю не нужно прерывать общение, чтобы внести исправление, он может написать правильный вариант в чате и вернуться к разбору ошибки попозже, или ученики могут поправить себя прямо во время разговора. Каждый вебинар записывается, это дает возможность студентам вернуться к пройденному на уроке, разобрать или повторить материал. Это также позволяет нам отслеживать наши уроки с целью повышения их качества.

В онлайн среде можно моделировать ситуации, которые будут точно соответствовать реальной жизни, например, в магазине, ресторане, тренажерном зале, школе или на работе. Так как наши студенты взрослые люди, они склонны вести себя со всей серьезностью и порой на уроке в классе им бывает трудно отойти от своих табу, расслабиться и немного поиграть, как им это предлагает учитель. На вебинаре мы никогда не сталкиваемся с подобной проблемой, поскольку студенты, которые сидят за своими компьютерами и считают себя солидными людьми, решающими серьезные вопросы, на момент обучения попадают в предлагаемые обстоятельства и становятся участниками некоего действа, разыгрываемого, например, в ресторане. Ролевая игра, в данном случае, позволяет им говорить и реагировать сразу, напрямую, быть более достоверными, вместо того, чтобы подбирать слова и пытаться сформулировать правильно предложение. Некий игровой настрой также дает место для лингвистической вариативности.

Лингвистическую вариативность можно найти в каждой жизненной ситуации. Например, существует много выражений, с помощью которых вы можете сделать заказ в кафе. Тем не менее, в большинстве учебников приводятся такие диалоги, которые не учитывают множественную вариативность такой ситуации и предлагают ученику самые простые, банальные фразы или, что более важно, простые структуры, которые учитель может использовать для объяснения данной темы на определенном уровне. Опять же, автор этой книги имея достаточно большой опыт преподавания, приводит хорошие и правильные примеры, как вы можете заказать что-либо или даже, возможно, знакомит вас с грамматической категорией выражения предположения, такой как условное предложение, которое в финском языке образуется при помощи суффикса -isi-, и является единственной вежливой формой, что правда не совсем отвечает действительности. А как быть, если в нашей ситуации мы не очень-то хотим быть вежливыми? Какая книга вас этому научит?

Вторая и более серьезная проблема диалогов, которые дают нам учебники заключается в том, что они составлены по принципу письменного диалога. Студент заучивает этот письменный диалог, но после этого он должен уметь построить свой собственный диалог на данную тему, и это уже становится проблемой. Большинству людей письменный диалог нигде никогда не пригодиться. Конечно те диалоги, которыми вы пишите в чатах, в социальных сетях безусловно важны для вашей повседневной жизни. Но вряд ли вы будете обсуждать там умение правильно заказать себе кофе.

В конечном счете, неужели мы не должны составлять диалоги в ходе обучения? Разве не должно быть каких-либо написанных диалогов, которые могут помочь студентам адаптировать свои языковые навыки? Конечно, они должны быть, но заучивание шаблона диалога не должно стать главным при обучении. Главное – умение пользоваться языком. Главное – дать студенту уверенность, что он может общаться в реальной жизни, например, в кафе. И онлайн обучение может быть весьма эффективно в этом вопросе, способствуя достижению очень хороших результатов.

Многие онлайн курсы по изучению языков рекламируют свои услуги, предлагая просто и быстро выучить язык. Согласно их заявлениям, уже через три месяца вы будите свободно изъясняться на иностранном языке. То же предлагают преподаватели-полиглоты. Однако зачастую та беглость языка, которой возможно вы достигните будет искусственной, она будет основана на вашей самоуверенности и смелости говорить на языке, хотя конечно это тоже очень важно. Что отличает нас? Главное, мы стремимся развить у наших студентов языковые навыки применительно к тем ситуациям, с которыми они сталкиваются в реальной жизни на всем ее протяжении, мы ставим перед учениками цели, схожие с их жизненными целями. Мы сопровождаем их с одного уровня на другой, добиваясь постепенной, но уверенной беглости языка. Мы не стремимся рекламировать свою компанию и свой метод как очень простой и быстрый способ выучить язык, но мы обещаем сделать этот тяжелый труд – обучение иностранному языку увлекательным и, следовательно, по настоящему стоящим. 

Ссылки:

Dufva, Hannele & Aro, Mari & Suni, Minna & Salo, Olli-Pekka 2011: Onko kieltä olemassa? Teoreettinen kielitiede, soveltava kielitiede ja kielenoppimisen tutkimus. – Esa Lehtinen., Sirkku Aaltonen, Merja Koskela, Elina Nevasaari & Mariann Skog-Södersved (toim.), AFinLa-e, Soveltavan kielitieteen tutkimuksia 2013 (n:o 5) s. 57-73. AFinLA: Jyväskylä. http://ojs.tsv.fi/index.php/afinla/article/view/8739 20.11.2012

 

Dufva, Hannele, Suni, Minna, Aro, Mari & Salo, Olli-Pekka  2011: Languages as objects of learningng: language learning as a case of multilingualism. Apples. Journal of Applied Language Studies 5, 1, s. 109–124. https://jyx.jyu.fi/dspace/handle/123456789/27270

Lantolf James P. 2011: Integrating sociocultural theory and cognitive linguistics in the second language classroom. – Eli Hinkel (toim.) Handbook of research in second language teaching and learning, Volume II. s. 303-318. New York: Routledge.

 

 

 

Vastaa

Täytä tietosi alle tai klikkaa kuvaketta kirjautuaksesi sisään:

WordPress.com-logo

Olet kommentoimassa WordPress.com -tilin nimissä. Log Out /  Muuta )

Google photo

Olet kommentoimassa Google -tilin nimissä. Log Out /  Muuta )

Twitter-kuva

Olet kommentoimassa Twitter -tilin nimissä. Log Out /  Muuta )

Facebook-kuva

Olet kommentoimassa Facebook -tilin nimissä. Log Out /  Muuta )

Muodostetaan yhteyttä palveluun %s